Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/341"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Возможно, впрочем, что по своей пламенной любозна-
тельности он как с египетскими, так и с этими писаниями
ознакомился через переводчика, — не в том смысле,
конечно, чтобы делать из них письменный перевод, чего,
как известно, и Птолемей, умевший внушать страх своею
царскою властью, смог добиться только в виде особого
одолжения; но в том, что мог из разговора узнать, насколько
в состоянии был понять, их содержание. На такое пред-
положение наводит следующее: книга Бытия начинается
так: "В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же
была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий
носился над водою (Быт. I, 1, 2). А Платон в "Тимее",
— в сочинении, посвященном им вопросу устроения ми-
ра, — утверждает, что в этом деле рук Своих Бог прежде
всего соединил в одно землю и огонь. Но известно, что
Платон отводит огню место неба. Таким образом, мысль
эта имеет некоторое сходство с тою, которая высказана в
словах: "В начале сотворил Бог небо и землю". Далее,
посредствующими элементами, связующими взаимно две
упомянутые стихии, Платон представляет воду и воздух.
Это наводит на мысль, что он именно так понял сказанное
в Писании: "Дух Божий носился над водою". Мало обращая
внимания на то, в каком смысле употребляется обыкно-
венно слово Дух в еврейских писаниях, он мог, пожалуй,
подумать, что в приведенном месте разумеются четыре
стихии, так как и воздух называется духом.
Затем, ничто с такою силою не высказывается в этих
священных Писаниях, как известное мнение Платона, что
философ есть человек, любящий Бога. А главное, что
более всего побуждает и меня почти соглашаться с мнением,
что Платону не были неизвестны те книги, это следующее:
когда ангел передавал святому Моисею слова Божий, то
на вопрос последнего, как зовут Того, Кто повелевал ему
идти к еврейскому народу для освобождения оного из
Египта, ему был дан ответ: "Я есмь Сущий (Иегова). И
сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня
к вам" (Исх. III, 14), т. е. как бы в сравнении с Ним,
Который существует истинно, поскольку неизменяем, все,
что сотворено изменяемым, не существует; именно этой
339