Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Что невинными будучи,
Сами себя умертвили, прервав в одночасье
Жизни свои, ибо свет им всем стал ненавистным"'.
И когда у кого-либо из таких появляется желание вернуться
на свет
Судьба на него восстает, крепко держат на месте
Непроходимые волны печального моря**.
Возможно, она совсем не там, ибо умертвила себя,
хотя и будучи невинной, но чувствующей за собой прес-
тупление? Что, если она (что могло быть известно только
ей самой), увлеченная сладострастием юноши, сочувство-
вала ему, хотя он и употребил против нее насилие; и не
прощая себя за это, сокрушалась до такой степени, что
полагала возможным искупить свое преступление только
смертью? Хотя и в этом случае она не должна была
убивать себя, если бы могла с пользой приносить покаяние
перед ложными богами. Но если это действительно так,
и ложно то, что их было двое, но прелюбодействовал
один, а напротив — совершили прелюбодеяние оба, один
с употреблением явной силы, другая — с тайным соизво-
лением: то она убила себя не невинную. В этом случае
ученые защитники ее могут сказать, что она не находится
в преисподней среди тех,
Что невинными будучи,
Сами себя умертвили.
Таким образом, дело сводится к тому, что отрицанием
человекоубийства утверждается прелюбодеяние, а оправ-
данием в прелюбодеянии возводится обвинение в челове-
коубийстве. Выхода решительно нет, коль скоро вопрос
ставится так: "Если она прелюбодействовала, то за что ее
* Virg. Aeneid. VI, v. 434 — 436.
** Ibid. v. 438, 439.
32