Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Итак, все они должны уступить тем философам, которые
утверждали, что не тот человек блажен, который находит
наслаждение в теле или в душе, а тот, который находит
наслаждение в Боге; и не так находит, как находит его
душа в теле, или в самой себе, или как друг в друге, а
находит так, как глаз в свете, если что-либо подобное
может идти в сравнение с тем, свойство чего, если поможет
Бог, мы разъясним в другом месте. В настоящем же случае
достаточно упомянуть, что, по определению Платона, конец
блага состоит в добродетельной жизни; что его может
достигнуть лишь тот, кто имеет познание о Боге и кто
подражает Ему; и что иначе быть блаженным нельзя.
Поэтому он не сомневался отождествлять философию с
любовью к Богу, природа Которого бестелесна. Отсюда
выводится заключение, что жаждущий мудрости (ибо это
и есть философ) только тогда становится блаженным, когда
начинает находить наслаждение в Боге. Хотя и не всегда
бывает блаженным тот, кто наслаждается тем, что любит:
ибо многие, любя то, чего не следует любить, бывают
несчастны; и тем более они несчастны, если в этом находят
наслаждение; однако, никто не бывает блаженным, если
не наслаждается тем, что любит. Ибо и сами те, которые
любят вещи, не заслуживающие любви, считают себя
блаженными не любовью, но наслаждением. Итак, когда
кто-либо находит наслаждение в том, что любит, а любит
истинное и высшее Благо, то кто, кроме несчастнейшего,
станет отрицать, что такой блажен? А таким истинным и
высшим Благом Платон называет Бога; поэтому и вменяет
философу в обязанность любить Бога, чтобы он, поскольку
философия стремится к жизни блаженной, вследствие
любви к Богу находя в Боге наслаждение, был блаженным.
Глава IX
Итак, какие бы философы ни держались вышеизложен-
ного образа мыслей об истинном и высочайшем Боге, а
именно: что Он есть и Творец для создания, и Свет для
познания, и Благо для деятельности; что в Нем лежит
335