Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/336"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава VIII
Остальная часть философии — нравственная, которую
называют еще греческим словом т^ХЛ- В ней предмет
исследования составляет высшее Благо. Направляя к нему
всю свою деятельность, стремясь к нему не ради чего-либо
другого, но только ради его самого, и получая его, мы
не ищем ничего более, чем могли бы быть блаженными.
Поэтому-то оно называется и концом, так как ради него
мы желаем всего другого, а его мы желаем только ради
его самого. Это дающее счастье Благо одни ставили в
человеке в зависимость от тела, другие — от души, а
иные — от того и другого вместе. Находя, что человек
состоит из души и тела, думали, что от одного из этих
двух или от обоих вместе может проистекать для них
счастье в виде некоторого конечного блага, которое делало
бы их блаженными и к которому бы они могли направлять
всю свою деятельность, и не искали далее, к чему бы
могли ее направлять.
Поэтому те, которые присоединили к этому еще и
третий род блага, называемый внешним, к каковому отно-
сятся: честь, слава, деньги и другое в том же роде,
присоединили его не в виде конечного блага, т. е. не
такого, которое должно быть желаемо ради его самого, а
такого, которое должно быть желаемо ради другого; и
благо это — благо только для добрых, а для злых — зло.
Таким образом, искавшие источник человеческого блага в
душе, или в теле, или в той и другом, представляли его
ничем иным, как проистекающим от человека. Но одни
добивались этого от тела, — от худшей части человека,
другие от души, — от части лучшей; а добивавшиеся от
того и другой, добивались от целого человека. Но доби-
вались ли от какой-либо части, или от целого, во всяком
случае, добивались только от человека. Эти различия, хотя
их и три, произвели между философами не три, а многие
разногласия и секты; потому что разные по-разному думали
и о благе тела, и о благе души, и о благе того и другой
вместе.
334