Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Далее, если наша душа не есть тело, то каким образом
Бог, Творец души, может быть телом? Итак, и они, как
я сказал, должны уступить платоникам. Но вместе с ними
должны уступить и те, которым хотя и стыдно было
утверждать, что Бог есть тело, но которые полагали, что
наши души такой же природы, как и Он. Их не удержала
эта крайняя изменчивость души, которую преступно при-
писывать Богу. Но они говорили, что природа-де души
изменяется от тела; сама же по себе она неизменна. На
таких же основаниях они могли бы сказать, что плоть-де
получает раны от того или иного тела; сама же по себе
она неуязвима. То, что решительно не может изменяться,
не может изменяться ни от какой вещи; и потому то,
что может получить изменение от тела, может измениться
от той или иной вещи, и, следовательно, не может быть
названо в прямом смысле слова неизменным.
Глава VI
Итак, эти философы, заслуженно пользующиеся боль-
шею славой, чем все остальные, поняли, что Бог вовсе
не есть тело, и потому, чтобы найти Бога, отринули тела.
Они поняли, что все изменяющееся не есть верховный
Бог; и потому, чтобы найти верховного Бога, стали выше
всякой души и всех изменчивых духов. Поняли они, далее,
что всякий вид какой бы то ни было изменяемой вещи,
в котором существует все то, что существует, каким бы
образом оно ни существовало и какой бы природы ни
было, может обрести бытие только от Того, Который
существует истинно, ибо существует неизменно. А вследс-
твие этого, как вся совокупность мира: образы, свойства,
стройное движение и стихии, расположенные от неба до
земли, и всякие тела, существующие в них; так и всякая
жизнь, питает ли она только и поддерживает, какова она
в деревьях; или, имея это, и ощущает, какова в животных;
или, имея первое и второе, сверх того и мыслит, какова
в людях; или же, не нуждаясь питании, только под-
держивает, ощущает и мыслит, какова в ангелах, — все
331