Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
такие места, в которых он или говорил в пользу истинной
религии, которую наша вера принимает и защищает; или
где он кажется противником ее, насколько касается воп-
роса о едином Боге и многих богах в связи с поистине
блаженной жизнью, имеющей быть по смерти. Ибо воз-
можно, что те, которые приобрели известность своим
наиболее тонким и правильным пониманием Платона,
которого вполне заслуженно ставят гораздо выше всех
философов разных народов, и последовавшие ему, именно
благодаря этому высказываются о Бог так, что в Нем
находится и причина бытия, и начало разумения, и порядок
жизни. Из этих трех положений одно представляется
относящимся к естественной части философии, другое —
к рациональной, третье — к моральной. Ибо, если человек
создан так, что через то, что имеет превосходство в нем,
он может достигать того, что превосходит все, т. е. единого,
истинного, всеблагого Бога, без Которого не существует
никакая природа, не назидает никакое учение и никакая
практика не приносит пользы; то Он-то сам и должен
быть для нас предметом искания: так как в Нем все для
нас обеспечено; и предметом познания: так как в Нем
все для нас достоверно; и предметом любви: так как в
Нем все для нас прекрасно.
Глава V
Итак, если Платон называет мудрым человека, подра-
жающего этому Богу, незнающего и любящего Его и через
общение с Ним делающегося блаженным, то зачем нам
подвергать разбору других? Никто не приблизился к нам
более, чем философы его школы. Им должна уступить не
одна только баснословная теология, приятно занимающая
души нечестивых людей россказнями о преступлениях
богов; и не только та теология гражданская, в которой
нечистые демоны, обольщающие под именем богов народы,
преданные земным удовольствиям, устроили себе из че-
ловеческих заблуждений нечто вроде божеских почестей,
нечистыми пожеланиями подстрекая своих поклонников,
328