Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/315"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
потому грешит, что почитает не Того, Кого должно, а
потому, что почитает не так, как должно. А кто именно
такими вещами, т. е. вещами мерзкими и преступными,
почитает притом и не истинного Бога, Творца души и
тела, а какую-нибудь, пускай и невинную, природу, будь
то душа или тело, или же душа и тело вместе, — тот
вдвойне грешит против Бога: потому что почитает вместо
Бога то, что не Бог, и почитает такими вещами, которыми
не должно чтить ни Бога, ни не Бога. А до какой степени
мерзко и непристойно они почитают, это очевидно. Что
же или кого они почитают, было бы неясно, если бы их
история не свидетельствовала, что все, что ни совершается
гнусного и отвратительного, совершается потому, что сами
божества их с угрозой потребовали этого. Отсюда, если
отбросить околичности, понятно, что вся эта гражданская
теология, предлагая созерцанию нелепые изображения и
через них овладевая глупыми душами, служит нечестивым
демонам и нечистым духам.
Глава XXVIII
А что получилось из того, что Варрон, человек остро-
умнейший и ученейший, в своем тонком рассуждении
постарался распределить и приурочить к небу и земле
всех этих богов? Он оказался не в состоянии этого сделать:
боги ускользают от него, вырываются, выпадают. Пред-
почитая вести речь о женщинах, т. е. о богинях, он
говорит: "Поелику, как я о том говорил еще в первой
книге о местах, в соображение принимается двоякое проис-
хождение богов: небесное и земное, почему одни из них
называются небесными, а другие — земными; то как в
предыдущих книгах мы начали с неба, сказав о Янусе,
которого одни называют небом, а другие — миром, так
теперь, начиная разговор о женщинах, начнем с Теллуры".
Чувствую, какое он испытывает затруднение. Руковод-
ствовался он вполне правдоподобным предположением, что
небо представляет собою начало скорее деятельное, а земля
— страдательное, и потому небу приписал мужскую силу,
313