Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
обстоятельствах подробно рассказывает Эвгемер в своей
истории, которую Энний перевел на латинский язык. Так
как против этого рода заблуждений говорили весьма много
писавшие прежде нас и на греческом, и на латинском
языке, то мне не хочется останавливаться на этом предмете.
Рассматривая эти физиологические толкования, с помо-
щью которых остроумные и ученые люди стараются обра-
тить подобные человеческие вещи в вещи божественные,
я вижу только то, что они могут быть отнесены к делам
временным и земным и к природе телесной, а если и
невидимой, то, во всяком случае, к изменчивой, какой
ни в коем случае не может быть истинный Бог. Если бы
еще они придавали этому по крайней мере значения,
согласные с чувством благоговения, то хоть и приходилось
бы сожалеть, что в них нет указания на истинного Бога,
однако до известной степени можно было бы мириться с
этим, когда бы вместе с тем не совершалось и не велелось
совершать такие мерзкие и отвратительные вещи; при
данных же обстоятельствах, когда нечестиво уже почитать
и тело или дух вместо истинного Бога, Который один,
обитая в душе, делает ее блаженной, — во сколько же
раз нечестивее почитать эти вещи, да еще и таким образом,
что и спасение не приобретается, и не соблюдается ни
душевное, ни телесное благоприличие почитающего чело-
века?
Поэтому, когда храмами, священством, жертвоприно-
шениями, приличествующими только истинному Богу, по-
читается какая-нибудь мировая стихия или какой-либо
сотворенный дух, хотя бы и нечистый и злой; то худо
это не потому, что вещи, которыми выражается это
почитание, нехороши, а потому, что они — такие вещи,
которыми должно почитать Того одного, Кому приличес-
твует такое почитание и служение. Если же кто-нибудь
утверждает, что нелепостью или чудовищностью статуй,
убийством людей, венчанием мужских половых органов,
публичным развратом, отсечением членов, оскоплением
детородных частей, посвящением женоподобных людей,
отправлением нечистых и скверных игр он почитает ис-
тинного Бога, Творца всякой души и тела: то такой не
312