Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
воспевались и описывались; но что они были отнесены
к божественным вещам и, по настоянию и требованию
самих богов, совершались в их честь, — чем иным это
назвать, как не преступлением богов и, вместе с тем,
выражением веры в демонов и обольщением бедных людей?
Да, если мать богов удостоилась, что в ее честь посвящали
на служение ей скопцов, — то это выдумали не поэты;
они, напротив, скорее приходили от этого в ужас, чем
воспевали. Этим ли избранным богам должен кто-либо
себя посвящать, чтобы после смерти жить блаженно, когда
посвященный им не может жить честно и до смерти,
будучи предан столь отвратительным суевериям и подчинен
нечистым демонам? Но все это, говорит Варрон, имеет
отношение к миру (mundum). He скорее ли оно относится
к нечистому (immundum)? Впрочем, почему не может
относиться к миру то, что, как оказывается, существует
в мире? Но мы стремимся достигнуть такого состояния
духа, в котором он, возложив свое упование на истинную
религию, не боготворил бы мир, как бога, а хвалил бы
мир ради Бога, как дело Божие, и, очистившись от мирских
мерзостей, непорочным восходил бы к Богу, Который
сотворил мир.
Глава XXVII
Итак, мы видим, что эти избранные боги пользовались
большей известностью, чем остальные; но пользовались
не в том смысле, что прославлялись их заслуги, а в том,
что не скрывались их мерзости. Поэтому вполне вероятно,
что они были людьми, как об этом передают не только
поэты, но и историки. Так, Вергилий говорит:
Сатурн был первым, кто с Олимпа высей
Пришел, Юпитером лишенный царства*.
Об этом, равно как и о других, сопутствующих этому
* Virg. Acneid. Vlll.
311