Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/312"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
стыдливости мужчинах и женщинах, женоподобных людях,
которые с напомаженными волосами, набеленными лицами,
с расслабленными членами и женской походкой еще до
вчерашнего дня расхаживали по площадям и улицам Кар-
фагена, выпрашивая себе у толпы средств для мерзкой
жизни. Не нашлось толкования, устыдился разум, умолкло
красноречие. Великая Мать победила всех сыновей-богов
величием не божественности, а преступления. С чудовищем
этим не сравнится даже чудовищность Януса. Тот отличался
безобразием только в статуях, а эта обнаруживала в культе
безобразие, соединенное с жестокостью; тому прибавляли
члены из камня, а эта отнимала члены у людей. По
сравнению с этим позором кажутся малыми и незна-
чительными постыдные дела самого Юпитера: среди лю-
бовных связей с женщинами он опозорил небо связью с
одним лишь Ганимедом; а эта столькими женоподобными
людьми, публично признанными, и землю осквернила, и
оскорбила небо.
С этой отвратительной жестокостью можно сравнить
только жестокость Сатурна, который приказал оскопить
своего отца; но в культе Сатурна люди если и убивались,
то чужими руками, а не оскоплялись своими собственными.
Он, как говорят поэты, пожирал своих сыновей, и физики
дают этому самые различные толкования; история же
гласит, что он просто умерщвлял их. Но если пунны
приносили ему в жертву своих детей, то римляне не
приняли этого. Между тем Великая Мать и ввела скопцов
в римские храмы, и поддерживала этот дикий обычай; ее
считают пособницей римскому могуществу, — ее, отсе-
кавшую мужеские половые органы! Что значат по срав-
нению с этим злом кражи Меркурия, распутство Венеры,
срамные и мерзкие дела остальных богов, о которых мы
узнали бы из книг, если бы это каждодневно не воспевалось
и не представлялось в театрах? Но все эти вещи — сущие
пустяки по сравнению с тем злом, величие которого было
к лицу только Великой Матери!
Говорят, что все эти вещи придуманы поэтами; но
разве поэты выдумали и то, что они богам угодны и
приятны? Пусть то было дерзостью поэтов, что они
310