Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
осквернит, то не будет чужое. Если целомудрие составляет
душевную добродетель и имеет спутником своим мужество,
которое ставит своим правилом скорее переносить какое
бы то ни было зло, чем злу сочувствовать; и если никто
мужественный и целомудренный не имеет в своей власти
того, что делается над его телом, а имеет лишь то, что
соизволяет или что отрицает своею мыслью: то кто,
сохраняя ту же чистоту мысли, сочтет себя потерявшим
целомудрие, если случится, что над его плотью, лишенною
свободы и обессиленной, станет упражняться и искать для
себя удовлетворения не его сладострастие? Если бы цело-
мудрие погибало таким образом, целомудрие отнюдь не
было бы душевной добродетелью и не относилось бы к
тем благам, из которых слагается добрая жизнь, а считалось
бы одним из благ телесных, каковы: сила, красота, крепкое
и неповрежденное здоровье и прочие такого же рода.
Подобные блага, если и подвергаются убыли, нисколько
не убавляют доброй и справедливой жизни. Если цело-
мудрие есть нечто такое же, то зачем, чтобы не потерять
его, хлопотать из-за него даже с риском для жизни? А
если оно есть благо душевное, то его нельзя лишиться и
в том случае, если тело будет обессилено. Напротив, благо
святого воздержания, коль скоро оно не поддается нечис-
тоте плотских желаний, освящает и само тело; и потому,
когда продолжает не поддаваться им с неизменным пос-
тоянством, святость не отнимается и у самого тела; ибо
остается расположение воли пользоваться им свято, остается
даже, насколько от него зависит, и возможность этого.
Не тем свято тело, что не повреждены члены его, и
не тем, что не загрязнены они никакими прикосновениями.
Они могут подвергаться насильственным повреждениям в
разных случаях; а бывает, что и врачи, стараясь восста-
новить здоровье, делают над нами такое, что кажется на
первый на взгляд ужасным. Повивальная бабка, производя
рукою исследование невинности одной девицы, по злому
ли умыслу, или по невежеству, или по случайности,
уничтожила во время осмотра целость ее. Не думаю, чтобы
кто-нибудь был настолько глуп, что подумал бы, будто
девица потеряла что-нибудь даже в смысле святости самого
29