Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
понять, потому, что на небе ничего не рождается из семян.
Но в таком случае, если Сатурн — сын неба, то он —
сын Юпитера; потому что во многих местах он настойчиво
утверждает, что Юпитер представляет собою небо. Так по
большей части то, что не от истины, даже если оно никем
не опровергается, само опровергает себя. Кроносом, гово-
рит, он назван потому, что греческое слово Kpovo£ означает
пространство времени, без которого семя не может опло-
дотвориться. Это и многое другое говорится о Сатурне, и
все относится к семени. Но достаточно бы для семян и
одного Сатурна с такою его властью: к чему же сочиняются
для них еще другие боги, в особенности Либер и Либера,
т. е. Церера? Об этих последних он говорит так много
касающегося семени, как-будто о Сатурне не говорил
ничего.
Глава XX
В культе Цереры превозносят и всячески хвалят так
называемые Элевсинские таинства, которые у афинян были
в особом почете. Относительно их он не дает никаких
объяснений, кроме того, что касается зернового хлеба,
изобретенного Церерой, и Прозерпины, которую она поте-
ряла, когда ее похитил Орк. Эта последняя, по его словам,
означает плодородие семян: когда-де однажды его не было,
и земля представляла печальный вид своею бесплоднос-
тью, сложилось мнение, что дочь Цереры, т. е. плодородие,
которое от выползания (proserpendo) называют Прозер-
пиной, похитил Орк и держит ее в преисподней; по этому
поводу было установлено публичное сетование; когда же
снова настало плодородие, Прозерпина была возвращена,
— снова явилась радость и были установлены празднества.
Затем он говорит, что в мистериях Цереры передается
много такого, что относится именно к изобретению плодов.
301