Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/298"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
этой звезде дало высшее достоинство Юпитера, то почему
же Сатурн на небе выше Юпитера? Или суетность басни,
делающая Юпитера царем, не смогла проникнуть до не-
бесных светил, и чего Сатурн не получил ни в своем цар-
стве, ни в Капитолии, то предоставлено^ему по крайней
мере на небе? Но почему не получил никакой звезды
Янус? Если потому, что он — мир, и что в нем они все,
то ведь и Юпитер — мир же, и, однако же, звезду он
имеет. Или он решал свои дела по мере возможности, и
вместо одной звезды, которой не имеет между светилами,
получил столько лиц на земле? Наконец, если Меркурия
и Марса, дабы их можно было отнести к числу богов,
считают частями мира единственно ради их звезд, так как
речь и война ни в коем случае не суть части мира, а
человеческие дела: то почему же Овну, Тельцу, Раку,
Скорпиону и прочим небесным знакам, из коих каждый
состоит не из одной звезды, а из многих, и которые, как
утверждают, находятся гораздо выше звезд Меркурия и
Марса, на самом верхнем небе, где более постоянное
движение дает небесным светилам неуклонный путь, —
почему им не посвятили они никаких алтарей, никаких
культов, никаких храмов? Почему не причислили их, не
говорю уже к богам избранным, но хотя бы к богам-пле-
беям?
Глава XVI
Хотя, по их мнению, Аполлон — врач и гадатель,
однако, чтобы поставить его в какой-нибудь части мира,
они называют его и Солнцем. Подобно ему и сестру его
Диану считают Луною и начальницей дорог. Отсюда назы-
вают ее и девой, потому что на дороге не рождается ни-
чего. Поэтому же обоих представляют держащими стрелы:
так как оба светила свои лучи простирают до самой земли.
Вулкана считают огнем мира; Нептуна — водами мира;
Дитиса-отца, т. е. Орка, — земной и подземной частями
мира; Либера и Цереру приурочивают к семени, первого
к мужскому, последнюю к женскому, Либера к жидким
семенам, Цереру — к сухим. И это все относится к миру,
296