Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
конец — прийти, или начало дела — решить учиться,
конец его — усвоить науку; в таком случае первым во
всем будет начало, а высшим — конец. Но начало и
конец в этом смысле уже распределены между Янусом и
Термином. Причины же, усвояемые Юпитеру, суть причины
определяющие действие, а не приводящие его в исполне-
ние; и потому никоим образом не может быть, чтобы им
даже по времени предшествовали действия или начала
действий. Ибо вещь, которая делает, всегда предшествует
вещи, которая делается. Поэтому, если начало действия
относится к Янусу, из этого не следует, чтобы начало это
предшествовало определяющим действие причинам, кото-
рые усвояются Юпитеру. Как ничего не бывает, так и
ничто не начинается, чтобы прийти к бытию, если ему
не предшествует создающая его причина.
Итак, если этого бога, во власти которого находятся
все причины всякого созданного естества и всех естест-
венных вещей, народы называют Иовисом и почитают
тем, что подвергают его посрамлению и возводят на него
обвинения в отвратительных преступлениях, то они дела-
ются виновными в более мерзком святотатстве, чем если
бы не признавали вовсе никакого бога. Поэтому им лучше
было бы называть именем Иовиса кого-нибудь другого,
заслуживающего гнусного и постыдного почета, подставив
для большого поношения какой-либо пустой вымысел
(подобно тому, как Сатурну был подставлен, говорят,
камень, который он сожрал вместо сына), чем представлять
упомянутого бога громовержцем и прелюбодеем, управля-
ющим целым миром и предающимся такому крайнему
распутству, содержащим в своей власти высшие причины
всякого естества и всех естественных вещей, а в своих
собственных действиях добрыми причинами не руковод-
ствующимся.
Далее, спрашиваю, какое место отводят они между
богами этому Иовису, если Янус представляет собою мир?
Ведь, по определению Варрона, истинные боги суть душа
мира и части ее; а отсюда все, что не представляет собою
этого, ни в коем случае по их же мнению не может быть
истинным богом. Итак, станут ли они утверждать, что
288