Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
делал то, что обличал, уважал то, что презирал. Так
поступал он потому, что философия-де научила его кое-
чему великому: не быть суеверным в обществе, а из
уважения к народным законам и обычаям если и не
выступать на сцене, то подражать в храме тому, что
представляется в театре! И это заслуживает тем большего
осуждения, что то, что им делалось притворно, он делал
так, чтобы народ считал это искренним; между тем, буду-
чи актером, он потешал бы более игрою, чем вводил бы
в заблуждение обманом.
Глава XI
В числе других суеверий гражданской теологии Сенека
порицает и обряды иудеев, в особенности субботу, утвер-
ждая, что они делают это напрасно, потому что празднуя
субботу через каждые семь дней, они теряют попусту
почти седьмую часть своей жизни и бездействием наносят
ущерб многому такому, что бывает необходимым по тре-
бованию времени. Но христиан, к которым уже и тогда
иудеи относились в высшей степени враждебно, он решил
не относить ни к той, ни к другой стороне: он не похвалил
их, чтобы не обидеть древние обычаи своего отечества,
но и не порицал, чтобы не противоречить своим действи-
тельным намерениям. Говоря об иудеях, он высказывается
таким образом: "Между тем, обычай этого злодейского
народа возымел такую силу, что принят уже по всей земле:
будучи побеждены, они дали законы победителям". Говорил
он это с удивлением и не зная того, что совершается по
распоряжению свыше; высказал, однако, мнение, показы-
вающее, что думал он о смысле иудейских обрядов. "Они,
— говорит он, — знают основание своего обряда; большая
же часть народа поступает не зная, почему поступает так".
Но о таинствах иудеев, о том, с какою целью и на какое
время они были установлены божественной властью, и
как потом, в определенное время, тою же властью были
отменены для народа Божия, которому открыта была тайна
будущей жизни, мы уже говорили в другом месте, в
272