Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/272"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
таких вещей. Таково уж неистовство расстроенного и
сбитого с толку ума, что в угоду богам совершают такие
зверства, каких не делают люди даже самые презренные
и баснословной жестокости. Тираны отрубали некоторым
члены, но никому не приказывали самому отрубать свои.
В угоду царскому капризу некоторые ^скоплялись, но
никто по приказу господина не налагал на себя руки,
чтобы не быть мужчиной. В храмах же изрубливают себя
сами, умилостивляют собственными ранами и кровью. Если
бы у кого-нибудь оказалось свободное время всмотреться,
что там делают и что терпят, он нашел бы так много
постыдного для людей почтенных, непристойного для лю-
дей свободных, неприличного для здравомыслящих, что
не усомнился бы назвать их безумствующими, если бы их
было не так много; но в настоящее время все это выдает
за здравый смысл толпа людей, лишенных здравого смысла.
Упоминает он и о том, что совершается обыкновенно
в самом Капитолии, и порицает это с полною свободой.
Кто поверит, чтобы и это совершалось кем-либо другим,
как не насмешниками или людьми безумствующими? В
самом деле, посмеявшись над тем, как в египетском культе
оплакивают потерю Осириса, а вслед затем предаются
великой радости, что он найден; как эта пропажа и эта
находка представляются вымышленными, а радость и печаль
выражается людьми, которые ничего не потеряли и ничего
не нашли — искренне, Сенека говорит: "Это безумие
имеет свое определенное время. Это еще терпимо: один
раз в год побезумствовать. Приди же в Капитолий, стыдно
станет открытой лжи, которую вменяет себе в обязанность
бесполезное безумие. Один перечисляет богу имена божеств,
другой докладывает Юпитеру, который час; тот представляет
из себя ликтора, другой — натирателя мастями, движением
рук подражая мажущему. Есть и такие, которые заплетают
Юноне и Минерве волосы; стоя даже вдали от храма, а
не только от статуи, делают пальцами движения, как-будто
действительно украшают голову. Есть такие, которые держат
зеркало; и такие, которые просят богов быть за них
поручителями. Есть такие, которые подают богам жалобы
и рассказывают им о своих тяжбах. Ученый старшина
270