Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
(pilum) и Деверра — от метлы (мести — deverre). Таким
образом, охрана от жестокости злого бога со стороны
богов добрых имеет силу в том только случае, когда против
одного вооружается много и когда они от этого грубого,
ужасного, дикого лесного бога защищаются символами
земледелия. Это ли, спрашивается, незлоблйвость и согласие
богов? Это ли благодетельные для городов божества, более
достойные смеха, чем театральные посмешища?
Когда мужчина и женщина вступают в брак, призывается
бог Югатин: пусть так. Но невеста должна быть введена
в дом: приурочивается еще бог Домидук. Чтобы она
осталась в доме, приставляется бог Домитий; чтобы она
пребывала с мужем, придается богиня Мантурна. Что еще?
Следовало бы пощадить человеческую стыдливость: пусть
бы остальное доканчивала похоть плоти и крови с сох-
ранением тайны стыда. Почему же спальня наполняется
толпою божеств, когда из нее уходят и друзья жениха?
Да и зачем наполняется? Наполняется не для того, чтобы
зная о их присутствии заботились о целомудрии, а для
того, чтобы женщина, слабая полом и на первых порах
робкая, была лишена девственности при их содействии:
тут находятся и богиня Виргиниенсия, и бог Субиг —
отец, и богиня Према — мать, и богиня Пертунда, и
Венера, и Приап. Зачем это? Если мужчине нужна в этом
случае помощь со стороны богов, то не достаточно ли
кого-то из них одного или одной? Неужели мало одной
Венеры, которая потому, говорят, и получила свое имя,
что без ее содействия женщина не перестает быть девицей?
Если есть у людей хоть капля стыда, которого нет у богов,
то разве при представлении о том, что присутствует и
вникает в это дело такое множество богов того и другого
пола, не проникаются супруги таким стыдом, что один
менее требует, а другая более сопротивляется? Но пусть
богиня Виргиниенсия присутствует затем, чтобы развязан
был у новобрачной девственный пояс; пусть бог Субиг —
чтобы она подчинилась мужу; богиня Према — чтобы,
подчинившись, сохраняла покорное положение: что делает
там богиня Пертунда? Да будет ей стыдно: пусть идет она
вон. Должен же сделать что-нибудь и сам муж! В высшей
266