Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
то к чему спрашивать дальше, вести исследование об
остальном? Что более очевидным образом подтверждает
мнение тех, которые говорят, что все эти боги были
людьми? В таком случае все они — земнородные, равно
как и мать их земля. В истинном же богословии земля
— творение Божие, а не мать.
Впрочем, как бы культ ее ни толковали и как бы ни
сопоставляли его с природой вещей, во всяком случае
мужчинам быть в роли женщин — не в порядке природы,
а против оного. Этот недуг, это преступление, этот позор
открыто исповедуется в ее культе, тогда как при самых
порочных людских нравах признание в нем едва добивается
пытками. Наконец, если этот культ, более отвратительный,
чем сценические мерзости, извиняется и очищается тем,
что относительно его существуют своего рода толкования,
по которым он означает природу вещей: то почему же не
извиняются и не очищаются подобным же образом и
поэтические измышления? Ведь многие толкуют точно так-
же и эти измышления; даже самый жестокий и ужасный
миф о Сатурне, пожирающем своих сыновей, некоторые
толкуют в том смысле, что время, которое обозначается
под именем Сатурна, само же истребляет все, что ни
рождает; или, как думал Варрон, Сатурн означает семена,
которые снова возвращаются в землю, из которой выходят.
Другие объясняли иным образом как то же самое, так и
остальное.
Тем не менее, эта теология называется баснословной,
и несмотря на все подобные толкования ее порицают,
отвергают и не одобряют. Ее отличают не только от
естественной теологии, принадлежащей философам, но и
от гражданской, о которой у нас идет речь, имеющей,
как говорят, отношение к городам и народам, — отличают
как такую, которая должна быть по справедливости отвер-
гнута за то, что измыслила о богах недостойные вещи.
Расчет в этом случае очевиден. Остроумнейшие и уче-
нейшие люди, писавшие об этих вещах, полагали, что обе
теологии, баснословная и гражданская, одинаково заслужи-
вают порицания; но первую они осмеливались осуждать,
а последнюю — нет. Поэтому первую они выставили как
263