Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/264"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
стараются отделить баснословные, относящиеся собственно
к театру измышления поэтов о богах от гражданской
теологии, имеющей-де отношение к городу, как от почет-
ного и достойного — недостойное и мерзкое? Скорее
следовало бы благодарить гистрионов за то, что они щадят
стыдливость людей и не показывают на^зрелищах всего
того, что скрывается за священными стенами храмов. Что
хорошего можно думать об их сокровенной святыне, когда
так много гнусного в том, что выставляется на обозрение?
Что тайно совершается у них людьми оскопленными и
женоподобными, это, конечно, знают они одни. Но самих
этих людей, несчастных, отвратительным образом обезоб-
раженных и изуродованных, они никак не смогли скрыть.
Пусть убеждают они, кого могут, что через подобных
людей у них совершается нечто священное; они не могут
отрицать, что сами эти люди считаются у них принад-
лежащими к их святыне. Что у них совершается, мы не
знаем; но через каких людей совершается, знаем. Мы
знаем, что представляется у них на сцене; а на сцену
никогда, даже в хоре блудниц, не проникал человек
оскопленный и женоподобный, хотя на этой сцене дают
у них представления люди непотребные и бесчестные, а
люди честные давать их не должны. Каков же, следова-
тельно, тот культ, для отправления которого святость
избрала таких людей, каких гнушается и театральная мер-
зость?
Глава VIII
Но все это, говорят, имеет некоторый физиологический
смысл, т. е. заимствуемый из естественных законов. Как-
будто в настоящем рассуждении мы имеем дело с физио-
логией, а не с теологией, говорим о природе, а не о Боге!
Ибо, хотя истинный Бог есть Бог не по мнению, а по
природе, однако не всякая природа — Бог; потому что
природа есть и у человека, и у скота, и у дерева, и у
камня, но ни один из этих предметов не есть Бог. Если
же сущность того толкования, которое прилагается к культу
Матери богов, состоит в том, что Мать богов — земля,
262