Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
божественное. Ты, пожалуй, видишь, как должны отличать-
ся божественные вещи от человеческой лживости и пустоты;
но в вопросах общественного культа боишься затронуть
ошибочные народные мнения и обычаи, хотя, когда так
или иначе рассматриваешь их, и сам сознаешься, и вся
литература ваша провозглашает, что они несогласны с
природой даже таких богов, каких слабый человеческий
разум представляет себе в стихиях этого мира. Чем же
помог тебе в настоящем случае человеческий, пускай и
самый лучший, разум? Чем помогла тебе в таких за-
труднительных обстоятельствах человеческая, хотя и все-
сторонняя и самая обширная, ученость? Ты хочешь по-
читать богов естественных, но вынуждаешь чтить богов
гражданских. Придумал ты богов баснословных, чтобы
свободнее высказать свой образ мыслей о них; но осуж-
даешь при этом волей-неволей и богов гражданских. Гово-
ришь, что баснословные боги приспособлены к театру,
естественные — к миру, а гражданские — к городу; но
мир — дело божественное, а города и театры — челове-
ческие; и в театрах осмеиваются не иные какие боги, но
те же, которые почитаются в храмах; и игры вы даете не
иным богам, но тем же, которым приносите жертвы. Не
гораздо ли более достойное свободного мыслителя и более
тонкое разграничение сделал бы ты, если бы сказал, что
одни боги — боги естественные, а другие установлены
людьми; что относительно-де установленных людьми одно
гласят книги поэтов, и совсем иное — книги жрецов; но
что-де и те и другие настолько согласны между собою во
лжи, что одинаково нравятся демонам, которые враждебны
учению истины?
Оставим пока так называемую естественную теологию,
о которой будет речь после, и спросим: благоразумно ли
просить и чаять вечной жизни от богов поэтических,
театральных, сценических? Разумеется, нет; пусть истинный
Бог сохранит нас от такого крайнего и святотатственного
безумия! Каким образом можно было бы просить вечной
жизни у таких богов, которым подобные вещи нравятся
и которых они умилостивляют, когда выводят на свет их
преступления? Полагаю, что никто еще не доходил в своем
257