Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/258"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
надлежало исключить? С другой стороны, если так назы-
ваемая гражданская теология — теология неестественная,
то в чем ее заслуга, за что бы ее следовало принимать?
Вот где настоящая причина, почему Варрон писал о
человеческих вещах прежде, а о божественных после: она
в том, что в вещах божественных он, имел дело не с
природой, а с человеческими установлениями.
Обратимся теперь к теологии гражданской. "Третий
род, — говорит Варрон, — должны знать и ведать граж-
дане, а особенно жрецы в гражданских обществах. В нем
говорится о том, каких богов надлежит почитать публично,
какие совершать каждому из них обряды и жертвопри-
ношения". Послушаем, что говорится далее. "Первая те-
ология, — замечает он, — приспособлена по преимуществу
к театру, вторая — к миру, третья — к обществу граж-
данскому". Кто не поймет, какому роду отдавал Варрон
пальму первенства? Конечно, второму, который, как было
сказано выше, принадлежит философам. Этот род, по
словам его, приспособлен к миру, а по представлению
философов в вещах нет ничего превосходнее мира. Но,
спрашивается, отделил ли он или объединил те две тео-
логии, первую и третью, т. е. теологию театра и (теологию)
гражданского общества? Мы видим, что принадлежащее
городу не всегда принадлежит миру, хотя город и существу-
ет в мире: может случиться, что на основании ложных
мнений в городе поклоняются и веруют тому, чего никогда
не было ни в мире, ни даже вне мира. А где театр, как
не в городе? Кто установил театр, как не государство?
Для чего оно установило его, как не для сценических
игр? Где эти сценические игры, как не в числе божест-
венных вещей, о которых с таким искусством написаны
эти книги?
Глава VI
Хотя ты, Марк Варрон, человек остроумный и в высшей
степени ученый, однако же ты не Бог, а человек, и при-
том человек, не приведенный Духом Божиим к познанию
истины и свободы, чтобы мог созерцать и открывать нечто
256