Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/250"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
малейшей власти сообщать и тот самый возраст, в котором
человек покрывается бородою. Но если нет необходимости
почитать этих богинь ради того, что считается подлежащим
их власти, потому что многие почитатели Ювенты реши-
тельно не пользуются цветущей юностью, а из тех, которые
не чтут ее, многие наслаждаются юношеской крепостью;
равно и многие поклонники бородатой Фортуны или вовсе
не имеют бороды, или же имеют не бороду, а бороденку,
и сколько ни кланяются ей, все равно остаются предметом
насмешек со стороны бородатых ее недоброжелателей: то
не безумным ли будет человеческое сердце, если, найдя
пустым и смешным почитание богов из-за временных и
преходящих даров, из коих один оказывается подлежащим
ведению одного бога, а другой — ведению другого, признает
это почитание полезным ради будущей жизни? Что эти
боги сообщают вечную жизнь, этого не посмели сказать
и те, которые, полагая, что богов чрезвычайно много,
разделили между ними временные действия, за которые
бы их почитали безумствующие толпы, чтобы ни один из
них не сидел без дела.
Глава II
Кто исследовал все это тщательнее Марка Варрона?
Кто сделал открытия более ученые, предоставил размыш-
ления более глубокие, взаимосвязи более остроумные,
описания более полные? Особенным красноречием, правда,
он не отличался; зато до такой степени отличался ученостью
и обширностью выводов, что во всех отраслях знания,
которое мы называем светским, а они — свободным, в
такой же мере обогащает занимающегося науками факти-
ческими сведениями, в какой Цицерон доставляет наслаж-
дение изучающему красноречие. Это подтверждает и сам
Туллий, говоря в своих академических книгах, что состя-
зание, которое в этих книгах излагается, он вел с Марком
Варроном, "человеком, — замечает он, — бесспорно
остроумнейшим и, несомненно, ученейшим из всех". Не
говорит "красноречивым", потому что в этом отношении
248