Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/249"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
даже эти земные царства. Не будет ли после этого бес-
смысленнейшим нечестием верить, будто кто-нибудь из
них может дать жизнь вечную, которую безо всякого
сомнения и сравнения надлежит предпочитать всем земным
царствам? Ведь не потому же подобные боги оказались
не в состоянии дать даже земного царства, что они-де
велики и преславны, а это — мало и презренно, так что
заботиться о нем было бы несовместимо с их величием.
Пусть скорогибнущие земные царства вследствие челове-
ческой слабости и заслуживают на чей-либо взгляд през-
рения; но сами боги найдены такими, что оказались
недостойными и того, чтобы предоставить в их ведение
дарование и сохранение даже и этих царств. Если же (как
это видно из сказанного в двух предыдущих книгах) из
всей этой толпы богов-аристократов и богов-плебеев ни
один не в состоянии даровать смертным смертные же
царства, то во сколько раз менее может он делать смертных
бессмертными?
Но мы ведем уже речь с теми, которые полагают, что
боги должны почитаться не ради настоящей, а ради будущей
жизни, — должны почитаться не за то, что им, вопреки
истине, приписывается на основании пустого мнения, как
принадлежащее и свойственное их власти (как полагают
те, которые почитание богов считают необходимым ради
выгод настоящей смертной жизни и которых, насколько
мог, я опроверг в пяти предыдущих книгах). Если бы
дело было так, что возраст поклонников богини Ювенты
был бы цветущее, а презирающие ее или умирали в
юности, или же, будучи юношами, впадали в старческую
дряхлость; если бы бородатая Фортуна покрывала волоса-
ми щеки своих почитателей гуще и пышнее, а тех, кто
отвергает ее, мы видели бы безбородыми или имеющими
бороду жидкую; то мы и тогда имели бы полное основание
сказать, что могущество каждой из этих богинь на этом
и оканчивается, что они некоторым образом ограничены
в своих действиях, а потому не следует ни у Ювенты
просить будущей жизни, если она не в состоянии дать
бороды, ни от бородатой Фортуны чаять чего-либо доброго
в будущей жизни, когда в настоящей она не имеет ни
247