Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/247"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава I
Итак, согласно предложенному нами плану, теперь
должны быть опровергнуты и изобличены и те, по мне-
нию которых языческие боги, сокрушенные христианской
религией, должны почитаться не ради настоящей жизни,
но ради жизни, имеющей наступить после смерти. Свое
рассуждение об этом предмете мне хотелось бы начать
следующими полными истины словами святого псалма:
"Блажен человек, который на Господа возлагает надежду
свою, и не обращается к гордым и к уклоняющимся ко
лжи" (Пс. XXXIX, 5). Но среди этой суеты и ложных
пустословий с гораздо большей снисходительностью должны
быть выслушаны философы: им не нравились подобные
мнения и заблуждения народов, которые воздвигли кумиры
богам и о тех, кого называют бессмертными богами,
измыслили много ложного и недостойного или поверили
этому измышленному, и свои верования примешали к
культу и священным обрядам. С этими-то людьми, которые
если и не открыто, то по крайней мере шепотом время
от времени неодобрительно высказывались о подобных
вещах, стоит порассуждать о поставленном выше вопросе,
а именно: о том, следует ли ради жизни, имеющей
наступить после смерти, почитать не единого Бога, соз-
давшего все духовные и телесные твари, а многих богов,
которые, по мнению некоторых и притом лучших и
славнейших философов, своим бытием и верховным поло-
жением обязаны этому единому Богу?
Впрочем, кто стал бы слушать речи и рассуждения о
том, будто вечную жизнь сообщают какие-либо из числа
тех богов, о которых я упоминал в четвертой книге,
которым каждому в отдельности приписываются свои осо-
бенные, касающиеся мелочных предметов обязанности?
Или эти, весьма сведущие и умнейшие мужи (которые
гордятся как великим благодеянием, что своими сочине-
ниями научили людей, почему каждому из богов должно
молиться, чего от каждого просить, чтобы с отвратитель-
нейшими кривляниями, какие сплошь и рядом наблюдают-
ся в мимах, у Либера не просили воды, а у Лимф —
245