Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/245"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
подвергнуть осмеянию по бесстыдной болтливости и по
сатирическому или шутовскому легкомыслию, — пусть
умерят свое пустословие: пусть лучше поправят их мудрые,
, чем похвалят глупые. Если и времени удобного ждут они
не для свободы говорить правду, а для необузданного
злословия, то как бы не случилось с ними того, о чем
говорит Туллий, упоминая об одном человеке, называвшем
себя счастливым потому, что имел возможность грешить:
"Несчастный, ему можно было грешить". Поэтому, если
есть кто-нибудь такой, который считает себя счастливым
потому, что имеет возможность злословить, то он будет
гораздо счастливее, если такой возможности для него не
будет вовсе. Оставив пустое хвастовство, он может и в
наше время выдвигать, как бы из желания получить
разъяснение намеченного им вопроса, разного рода воз-
ражения; и от тех, к кому в дружеском собеседовании
честно, серьезно и свободно обратится за разъяснением,
услышать то, что надлежит услышать.