Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/244"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
к тому злодеянию, не удержался и отомстил, и потом,
принужденный церковными правилами, приносил публич-
ное покаяние так, что народ, прося за него, гораздо более
плакал, видя императорское величие уничиженным, чем
боялся его, когда оно было грешным образом разгневано?
Эти и подобные им добрые дела, которые ^поминать было
бы долго, взял он с собою из настоящего временного
дыма всякого рода высоты и величия человеческого; на-
градою этих дел служит вечное счастье, которое подает
Бог одним только действительно благочестивым. Все же
остальные дары настоящей жизни, достоинства ли то, или
средства, равно как и сам мир, свет, воздух, земля, вода,
плоды, душа самого человека, тело, чувства, ум, жизнь —
раздаются безразлично и добрым, и злым. К числу этих
даров принадлежит и всякого рода величие власти, которое
дается для временного управления.
Теперь я нахожу нужным ответить тем, которые, уви-
дев на основании яснейших доказательств, что в деле
достижения временных благ, к которым одним стремятся
глупые, не приносит никакой пользы многочисленность
ложных богов, силятся доказать, будто богов следует почи-
тать не ради пользы настоящей жизни, но ради той, ко-
торая имеет быть после смерти. Ибо тем, которые чтут
суетное из любви к этому миру и по детскому неразумию
жалуются на недозволение им этого, я, полагаю, ответил
достаточно в написанных пяти книгах. Когда я изЦал три
первые из них и они разошлись по множеству рук, я
слышал, будто некоторые готовили против них какое-то
письменное возражение. Потом мне передали, будто воз-
ражение это уже написано, но ожидается время, когда
можно было бы выпустить его в свет без опасения. Советую
им не желать того, что не принесет им пользы. Возражать
покажется делом легким всякому, кто не пожелает молчать.
Ибо что болтливее пустоты? Болтовня возможна для нее
не потому, чтобы она была истиной: если пожелает, она
может кричать даже громче, чем истина.
Пусть рассмотрят внимательно все; и если при бес-
пристрастном обсуждении им случится найти что-либо
такое, что они могли бы не опровергнуть, а скорее —
242