Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
собственные стрелы обращал на их же тела. Потому поэт
Клавдиан, хотя и не был христианином, сказал в своем
панегирике:
О, Богу любезный! Тебе из вертепов Эол
Шлет бури оружье, эфир выступает в союзе
И заговорщики-ветры сигнал посылают к сраженью*.
Сделавшись же победителем, он, как думал и говорил
наперед, низверг идолы Юпитера, которые, уж не знаю
какими обрядами, были якобы закляты на его гибель и
поставлены в Альпах, а молнии их, сделанные из золота,
благодушно и благосклонно подарил гонцам, когда они
шутя (что допускала тогдашняя радость) рассказывали,
будто молнии эти хотели поразить их. Детей врагов своих,
истребленных не по его велению, но яростью войны, когда
эти дети, еще не будучи христианами, искали убежища в
церкви, он пожелал по этому поводу видеть христианами
и христианской любовью полюбил: не лишил их имущест-
ва, а окружил еще большим почетом. Ни против кого
после победы не дозволил он действовать частной вражде.
Он не хотел завершать гражданские войны так, как за-
вершали их Цинна, Марий, Сулла и другие им подобные;
но более скорбел о том, что они возникали, чем желал
кому-нибудь вредить, когда они завершались.
В промежутках между всем этим он с самого начала
своего управления не переставал самыми справедливыми
и милосердными законами помогать церкви в ее борьбе
против нечестивых. Еретик Валент, покровительствуя ариа-
нам, жестоко угнетал ее; а он желал лучше быть членом
церкви, чем царствовать на земле. Повсюду повелел он
низвергнуть языческих идолов, хорошо понимая, что зем-
ные дары находятся во власти не демонов, а истинного
Бога. А что может быть изумительнее его религиозного
уничижения, когда, обещав было вследствие ходатайства
епископов прощение фессалоникийцам за тягчайшее зло-
деяние, он вследствие возмущения некоторых, причастных
* Claudian. in panegyr... de III. Honorii Consulatu.
241