Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/24"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
откуда воскресить сотворенное Им. Правда, в псалме
говорится: "Трупы рабов Твоих отдали на снедение птицам
небесным, тела святых Твоих зверям земным; пролили
кровь их, как воду, вокруг Иерусалима, и некому было
похоронить их" (Пс. LXXVIH, 2, 3), но говорится это для
того, чтобы подчеркнуть жестокость сотворивших это, а
не для того, чтобы увеличить жалстгь к потерпевшим.
Хотя в глазах людей все это и кажется чем-то ужасным,
но "дорога в очах Господних смерть святых Его" (Пс.
CXV, 6). Поэтому все такое: омытие и наряжение тела,
обряд похорон, пышность проводов, — все это скорее
утешение живых, чем помощь умершим. Если бы доро-
гостоящее погребение могло принести пользу нечестивому
при жизни покойнику, то бедное или вообще никакое
погребение могло бы повредить праведнику. Но мы помним:
облеченному в пурпур богачу многочисленная челядь его
сделала, по суждению толпы, пышные проводы, а, между
тем, на взгляд Господа гораздо лучшие были сделаны
покрытому язвами бедняку служением ангелов, которые
выносили его не в мраморный склеп, а перенесли на лоно
Авраамово.
Те, от нападок которых мы вознамерились защищать
град Божий, смеются над этим. Но ведь и их собственные
философы пренебрегали заботами о погребении. Нередко
и целые войска, умирая за земное свое отечество, не
заботились о том, где они будут лежать после или каким
зверям послужат пищей. И поэты весьма часто отзывались
о таких с похвалою:
Тем, кто не в урнах лежит, небосвод весь —
надгробье*.
Насколько же меньше у них оснований смеяться над
погребением тел христиан, которым обещано со временем
не только преобразование из земли их плоти со всеми ее
членами, но и возвращение и восстановление их из лона
других стихий, в которые обратились разложившиеся трупы!
* Lucan. in 7 de occisis.
22