Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Таким образом, добродетели во всем величии своей славы
раболепствуют перед похотью, будто перед какою-нибудь
властолюбивой и ничтожной женщиной.
Говорят, что нет ничего постыднее и безобразнее этой
картины, и что она менее всего выносима для глаз людей
добрых; и говорят справедливо. Но не думаю, чтобы
картина вышла надлежащей красоты и в том случае, если
бы изображала раболепство добродетелей перед человечес-
кой славой. Хотя слава эта и не похожа на изнеженную
женщину, однако же она напыщенна и отличается крайней
пустотою. Поэтому служить ей так, чтобы благоразумие
ничего не предусматривало, справедливость ничего не
распределяла, воздержание ничего не умеряло и мужество
ничего не переносило кроме того, чем можно угодить
людям и услужить ветреной славе, несообразно с серьезным
характером и некоторого рода неподатливостью доброде-
телей. От постыдной слабости этого рода не могут защитить
себя и те, которые, презирая чужие суждения вследствие
якобы пренебрежения славой, кажутся сами себе мудрыми
и сами собою любуются. Ибо добродетель их, если только
она есть, также подчиняется, только несколько иначе,
человеческой хвале. Ведь и он сам, любующийся собою,
человек. Тот же, кто верует и возлагает надежду на Бога,
Которого любит в силу истинного благочестия, большее
внимание обращает на то, чем он не нравится себе, чем
на то, что в нем есть такое, что приятно не столько для
него самого, сколько для истины; да и то самое, чем он
и может быть приятен, приписывает исключительно мило-
сердию Божию, которому боится не угодить; за одно, что
он исправил в себе, он приносит благодарения, о другом,
что ему предстоит исправить, молится.
Глава XXI
Если это так, то власть раздавать царствования и
начальствования мы должны приписать только истинному
Богу, Который в царстве небесном дает счастье одним
благочестивым, а царство земное — и благочестивым, и
233