Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
подумать, если бы то не было известно, что в нем нет
ничего мягкого. Однако же и таким власть господствования
дается единственно провидением высочайшего Бога, когда
Он находит человечество заслуживающим таких господ.
Известно божественное изречение относительно этого пред-
мета. Премудрость Божия говорит: "Мною цари царствуют
и повелители узаконяют правду" (Притч. VIII, 15). Но
чтобы под тиранами* мы разумели самых худших и не-
добрых царей, а не самых сильных, соответственно древнему
значению этого имени, почему и Вергилий говорит:
Мир мой удел, я держусь за десницу тирана**,
— в другом месте сказано яснейшим образом: "Царствовал
лицемер к соблазну народа" (Иов. XXXIV, 30). Поэтому,
хотя я, насколько мог, и достаточно показал, по какой
причине единый истинный и праведный Бог содействовал
римлянам, добрым соответственно известной идее земного
государства, создать такую славную империю, тем не ме-
нее на это может быть и другая, более тайная причина,
заключавшаяся в разного рода заслугах и проступках рода
человеческого, известная более Богу, чем нам.
Всем людям благочестивым известно, что без истинного
благочестия, т. е. без истинного почитания истинного Бога,
никто не может иметь истинной добродетели; и что та
добродетель не есть добродетель истинная, которая покор-
ствует человеческой славе. Те же, которые не суть граждане
вечного государства, называемого в наших писаниях градом
Божиим, бывают более полезны для земного государства,
когда имеют по крайней мере такую добродетель, чем
никакой. Но если ведущие в силу истинного благочестия
добродетельную жизнь владеют искусством управлять на-
родами, то ничего не может быть счастливее для челове-
чества, как если по милосердию Божию они получат
власть. Такие люди все добродетели свои, какие только
могут иметь в этой жизни, приписывают единственно
* У Августина сказано не "повелители", а "тираны".
** Virg. Aeneid. VII, v. 266.
231