Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
А кто стремится к господству и власти без желания славы,
заставляющего человека опасаться быть на дурном счету
у людей благомыслящих, такой станет добиваться своей
цели и посредством открытых до наглости злодеяний.
Поэтому страстно желающий славы или идет к ней прямым
путем, или, по крайней мере, старает^ достигнуть ее
лукавством и обманом, желая казаться таким добрым,
каким на самом деле не бывает. Поэтому же в человеке,
имеющем добродетели, великой добродетелью является
презрение к славе; потому что презрение его ведомо Богу,
но от человеческого суда скрыто. Пусть он и сделал бы,
например, что-нибудь для человеческих глаз такое, из чего
можно было бы видеть его презрение к славе: могут
подумать, что он сделал это для большей похвалы, т. е.
для достижения большей славы, и тогда у него нет средства
представить себя для чувств подозревающих его людей
иным, чем каким они его себе представляют. Но пре-
зирающий суд людей, расточающих похвалы, презирает и
безрассудство подозревающих; хотя, если он истинно добр,
не презирает их спасения. Ибо имеющий добродетели от
Духа Божия справедлив до такой степени, что любит даже
врагов, и любит так, что желает, чтобы его ненавистники
и хулители исправились и были вместе с ним участни^ми
не земного, а небесного отечества. В хвалителях же своих,
хотя он и не уважает того, что его хвалят, но уважает
то, что его любят; и не желает обманывать хвалящих,
чтобы не обмануть любящих. И поэтому горячо настаивает,
чтобы похвалы воздавались Тому, от Кого получает человек
то, что в нем по справедливости заслуживает похвалы. А
тот, кто, презирая славу, жадно стремится к господству,
тот превосходит и зверей как в лютости, так и в неуме-
ренности. Такими были некоторые из римлян. Перестав
заботиться о мнении людей, они не перестали страстно
желать господства.
История передает, что таких было много. Но вершину
и как бы своего рода Капитолий этого порока первым
занял Нерон Цезарь. Распущенность его была такова, что
казалось, он не считал нужным останавливаться решительно
ни перед чем; а жестокость такова, что можно было бы
230