Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/230"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
сам Бог представляет Собою истинное богатство, когда
услышит или прочитает о Валерие, умершем во время
своего консульства и оказавшемся до такой степени бедным,
что погребение ему было устроено на собранные народные
деньги? Когда услышит или прочитает о Цинциннате,
владевшем четырьмя югерами земли и обрабатывавшем их
собственными руками, которого взяли от плуга, чтобы
сделать диктатором, во всяком случае высшим по сану,
чем консул, и который после того, как победил врагов и
покрыл себя великою славой, остался в той же бедности?
Или станет ли он прославлять как великий со своей
стороны подвиг то, что никакие дары этого мира не
смогли отвлечь его от небесного отечества, когда узнает,
что множество великих даров Пирра, царя Эпира, даже
обещанная четвертая часть царства не поколебали верности
Римскому государству Фабриция, и что последний пред-
почел остаться бедным, но честным человеком?
Да, в ту пору, как республика, т. е. достояние народа,
достояние отчизны, достояние общее, была у них могу-
щественнейшею и богатейшею, сами они в своем домашнем
быту были так бедны, что один из них, бывший уже два
раза консулом, был изгнан из этого сената бедняков по
цензорскому распоряжению за то, что имел, как оказалось,
десять фунтов серебра в сосудах. Так были бедны они,
обогащавшие общественную казну своими триумфами! Не
понятно ли всем христианам, которые для высших целей
обращают свои богатства в общее достояние, чтобы, —
соответственно тому, как написано в Деяниях апостольских,
— они раздавались всем, смотря по нужде каждого (Деян.
II, 45), и чтобы никто не называл чего-либо своим, но
все бы у них было общее (Деян. IV, 32), — не понятно
ли, что им вовсе не следует превозноситься, делая это
для приобретения сообщества с ангелами, когда почти
нечто такое же делали римляне для сохранения славы
римского народа?
Это и многое другое, о чем мы можем прочитать у их
писателей, не тогда ли получило особую известность и
стало предметом пересудов, когда Римская империя, широ-
ко и далеко раздвинувшая свои пределы, развила свое
228