Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/226"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
особенно важным; потому что дым не имеет никакого
веса.
Но воспользуемся и на этот раз благодеянием Господа
Бога нашего: обратим внимание на то, как многим пре-
небрегли они, что они вытерпели, какие усмирили в себе
страсти ради человеческой славы, полученной ими в виде
награды за указанные добродетели. Достаточно будет нам
и этого для подавления гордости. Если тот град, в котором
нам обещано царствование, так же отличается от этого,
как небо от земли, как радость временная от жизни
вечной, как прочная слава от пустой похвалы, как общество
ангелов от общества смертных, как свет Сотворившего
солнце и луну от света луны и солнца: то граждане такого
отечества, очевидно, не сделали ничего великого, если для
его приобретения сделали что-нибудь доброе или претер-
пели какое-нибудь зло, коль скоро те сделали так много
и столько вытерпели ради этого земного, бывшего уже их
достоянием отечества. И это тем более, что отпущение
грехов, привлекающее граждан к вечному отечеству, име-
ет нечто такое, с чем имело некоторое сходство известное
ромуловское право убежища, собравшее во имя безнака-
занности всякого рода преступлений Л&ссу народа, постро-
ившего Рим.
Глава XVIII
Итак, что -за великий подвиг — пренебречь ради вечно-
го и небесного отечества хотя бы и всеми приятностями
этого мира, если даже ради настоящего и временного оте-
чества Брут мог убить своих сыновей, не будучи никем
к тому принуждаем? Ведь умертвить своих детей во всяком
случае труднее, чем то, что собрано или сбережено для
детей, раздать — как следует это делать ради небесного
отечества — бедным, или потерять, если окажется необ-
ходимым поступить так ради веры и правды. Ибо счаст-
ливыми как нас, так и детей наших делают не богатства,
которые мы можем потерять еще при своей жизни или
которые после нашей смерти могут перейти во владение
таких людей, которых мы не знаем, или таких, которых
224