Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/215"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
(regendo), так что слово "царство" произошло от слова
"царь", а слово "царь" — от слова "управлять"; но
обстановка царственной власти, сообщавшая ей характер
недоступности, была сочтена гордостью господствующей
власти, а не порядком управления, а еще менее — бла-
госклонностью власти, руководящей посредством советов
(consulentis). Итак, когда был изгнан царь Тарквиний и
установлены консулы, тогда произошло то, что, как говорит
тот же автор, перечисляя достоинства римлян, "город, —
трудно поверить, — сделавшись свободным, усилился за
короткое время до такой необыкновенной степени, до
какой увлекся необыкновенной жаждой славы"*. Эта-то
жажда доброго о себе мнения, это страстное желание
славы и произвели то множество удивительных дел, дел,
по человеческой мерке, похвальных и славных.
Тот же Саллюстий хвалит великих и знаменитых мужей
его времени, Марка Катона и Гая Цезаря, говоря, что
Римская республика долго не имела великих по своей
доблести, но на его памяти были эти два, великие до-
блестью, но различные нравом. Перечисляя при этом
достоинства Цезаря, он к их числу относит то, что Цезарь
страстно желал для себя большой власти, войска и новой
войны, в которой мог бы блеснуть своею доблестью**.
Таким образом, заветным желанием мужей великих до-
блестью было, чтобы Беллона возбуждала бедные народы
к войне и терзала их кровавым бичем, лишь бы был
случай блеснуть им своею доблестью. Это было делом
жажды доброго о себе мнения и страстного желания славы.
Итак, римляне совершили много великого сперва из любви
к свободе, а потом — из любви к господству и из
страстного желания доброго о себе мнения и славы. О
том и другом свидетельствует и знаменитый поэт их; он
говорит:
Тарквиний будет изгнан, и Порсена,
Приняв его, стеснит осадой Рим.
* Ibid.
** Ibid., cap. 53, 54.
213