Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/212"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
делалось бы, если бы мы не желали. Если же кто-либо
вопреки своему желанию терпит что-либо по воле других
людей, воля и в этом случае не теряет своего значения;
хотя осуществляется воля не этого человека, а власть
Божия. Ибо, если есть только воля, и она не может
осуществить того, чего хочет, встречая ^препятствие со
стороны более могущественной воли, то она и в этом
случае не перестает быть волей, и волей не кого-нибудь
другого, а именно того, кто хочет, хотя и не в состоянии
исполнить желаемого. Поэтому все, что ни терпит человек
вопреки своей воле, он не должен приписывать воле ни
человеческой, ни ангельской, ни какого-либо иного сот-
воренного духа, но воле Того, Кто дает власть имеющим
волю.
Таким образом, нельзя утверждать будто нет ничего в
нашей воле на том только основании, что Бог предузнал,
что имеет быть в нашей воле; ибо нельзя сказать, что
предузнавший это предузнал ничто. Затем, если предуз-
навший, что имеет быть в нашей воле, предузнал не
ничто, а нечто, то несомненно, что и при Его предведении
нечто в нашей воле есть. Поэтому мы нисколько не
находим себя вынужденными ни отвергать свободу воли,
допустив предведение Божие, ни отрицать (что нечестиво)
в Боге предведение будущего, допустив свободу воли. Мы
принимаем то и другое; то и другое исповедуем твердо и
правильно: одно — для того, чтобы хорошо веровать,
другое — чтобы хорошо жить.
Худо, впрочем, живется, если нехороша вера в Бога.
Поэтому пусть далека от нас будет мысль из желания
свободы отрицать предведение Того, с помощью Которого
мы пользуемся или будем пользоваться свободой. Подоб-
ным же образом ненапрасны и законы, и порицания, и
увещания, и похвалы, и укоризны: Он знал наперед, что
и они должны быть, и тем большую они имеют силу,
что Он знал наперед, какую они будут иметь силу. Име-
ют силу и молитвы для испрошения того, относительно
чего Он знал наперед, что дается по молитвам просящих.
Справедливо также установлены награды за добрые дела
и наказания за грехи. Ибо человек не потому грешит, что
210