Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/210"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
что делает из них воля духов. Итак, каким же образом
из существования порядка причин, который для предве-
дения Божия является порядком определенным, следует,
что в нашей воле нет ничего, когда наша воля занимает
значительное место в самом порядке причин?
Пусть Цицерон спорит с теми, которвге этот порядок
причин называют роковым, или, точнее, именно его-то и
называют судьбой*; мы далеки от подобного мнения, осо-
бенно по причине слова, употребляемого в обыкновенной
речи в ложном смысле. Но когда он отрицает, что для
предведения Божия существует определеннейший и ясней-
ший порядок всех причин, — мы отвращаемся от него
более, чем стоики. Пусть он по крайней мере отрицает
существование Бога, как пытается это делать через под-
ставное лицо в книгах "О природе богов"; если же
существование Бога признает, но отрицает в нем предве-
дение будущего, то говорит по сути то же, что и известный
безумец, который сказал в сердце своем: "Нет Бога". Ибо
не имеющий предведения всего будущего не есть и Бог.
И сама воля имеет настолько силы, насколько того пожелал
и насколько то знал наперед Бог. Поэтому, насколько она
имеет силу, имеет ее определеннейшим образом, и что
имеет сделать, сделает непременно: потому что о том, что
она будет иметь силу и сделает, знал наперед Тот, Кого
предведение не может обманывать. Поэтому, если бы я
вздумал называть что-либо именем судьбы, то скорее назвал
бы судьбою слабейшего волю сильнейшего, имеющего его
в своей власти, чем соЛтсился бы с тем, что свобода
нашей воли уничтожается тем порядком причин, который
имеют обыкновение, вопреки общепринятому употребле-
нию слова, называть судьбою стоики.
Глава X
Поэтому же нет нужды бояться и той необходимости,
из опасения которой стоики старались различать причины
* Cic. De Fato, cap. 11, 12.
208