Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
перенеся по совету Божию свои богатства туда, куда враг
вовсе не может проникнуть?
Поэтому наш Павлин, епископ Нолы, добровольно
ставший из богатого беднейшим, но изобильнейшим свя-
тостью, когда варвары опустошили Нолу, задержанный
ими, молился (как узнали мы потом от него самого) в
сердце своем так: "Да не истязают меня, Господи, выпы-
тывая, где золото и серебро: Тебе ведомо, где". Все свое
он имел там, куда убеждал его скрывать и копить Тот,
Кто предсказал и эти бедствия, ныне постигнувшие мир.
Поэтому, кто послушал увещания Господа своего отно-
сительно того, куда и как должно собирать сокровища,
тот не потерял при нашествии варваров и самих земных
богатств; а кому пришлось раскаяться, что не послушал,
тот, если не из предшествующего указания мудрости, то
из последующего опыта научился, как с подобными вещами
следует поступать.
Но, говорят, некоторых и добрых-де христиан подвергли
пыткам, чтобы они выдали врагам свои имущества. Но
они не могли ни выдать, ни потерять того добра, которое
их самих делало добрыми. А если захотели лучше под-
вергнуться пыткам, чем выдать маммону неправды, то не
были добрыми. Потерпевшие же столько из-за золота
получили урок, сколько должны они претерпевать за
Христа. Они научились, что следует любить Того, Кто
пострадавших за Него обогатит вечным блаженством, а не
золото и серебро, страдать ради которого было глупо,
скрыть которое можно было только прибегнув ко лжи,
но которое приходилось выдать, если говорить правду.
Ибо в пытках никто не потерял Христа через исповедание
Его, а золото никто не сохранил иначе, как только через
его отрицание. Поэтому пытки могли быть весьма полезны:
они учили любить благо нетленное вместо тех благ, из-за
любви к которым их владельцы подвергались истязаниям
безо всякой для себя пользы.
Но некоторые-де, говорят, даже не имевшие ничего,
что могли бы выдать, были подвергнуты пыткам из-за
недоверия к ним. Но, не исключено, что эти желали
иметь, и были бедны не по своей воле. Таким следовало
19