Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/207"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
тожается свобода воли; если допустить свободу воли,
уничтожается предведение будущего. И вот он, как муж
великий и ученый и относящийся к человеческой жизни
с величайшей о ней заботливостью и опытной мудростью,
выбирает свободу человеческой воли, и чтобы признать
ее существование, отвергает предведение будущего.
Таким образом, из желания сделать людей свободными,
он сделал их святотатцами. Но религиозная душа выбирает
то и другое; то и другое исповедует; то и другое по вере
благочестия признает за истину. Каким образом, возражает
он? Ведь если предведение будущего существует, в таком
случае имеют силу все вышеприведенные и следующие из
этого выводы, включая тот, что в нашей воле нет ничего.
Если же есть что-нибудь в нашей воле, то путем обратных
выводов мы дойдем до заключения, что предведения бу-
дущего не существует. Обратный порядок этих выводов
таков: если существует свобода воли, то не все совершается
по определению судьбы; если не все бывает по определению
судьбы, то не существует определенного порядка причин;
если же нет определенного порядка причин, то для пред-
ведения Божия не существует определенного порядка ве-
щей, в котором они могут существовать только при условии
наличия причин, предшествующих им и вызывающих их;
а если для предведения Божия не существует определенного
порядка вещей, то не все происходит так, чтобы Он знал
наперед, как оно произойдет; затем, если не все происходит
так, чтобы Он знал, как оно произойдет, то, говорит он,
предведения всего будущего в Боге не существует.
В противоположность этим святотатственным и не-
честивым попыткам мы утверждаем, что и Бог знает все
прежде, чем оно совершается, и мы делаем по доброй
воле все, что чувствуем и сознаем как свое добровольное
действие. Но мы не говорим, что все совершается по
определению судьбы; более того, утверждаем, что судьбы
вовсе нет. Мы говорим, основываясь на существе самого
дела, что слово "судьба" не имеет смысла там, где оно
обыкновенно употребляется в разговорном языке, т. е. в
применении к положению звезд во время чьего-либо
зачатия или рождения. Порядок же причин, в котором
205