Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/206"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
существование судьбы будет следовать столь логически
необходимо, что отрицать еголе будет решительно никакой
возможности. Но как бы извилисты ни были рассуждения
и споры философов, мы, со своей стороны, как исповедуем
высочайшего и истинного Бога, так исповедуем и Его
высочайшую волю, власть и предведение. *Мы не боимся
свои добровольные действия признать недобровольными
потому, что знал наперед, что мы так будем делать, Тот,
Кого предведение обмануть не может. Этого боялся Ци-
церон, когда отвергал предведение; этого боялись и стоики,
когда утверждали, что не все делается по необходимости,
хотя и доказывали, что все бывает по определению судьбы.
В самом деле, что опасного находил в предведении
будущего Цицерон, что так старался опровергнуть его
своим отвратительным рассуждением? А то, что если все
будущее предузнано, то оно совершится в том порядке, в
каком и предведывается; а если совершится в этом порядке,
то для предведения Божия существует определенный поря-
док вещей; если же существует определенный порядок
вещей, то существует определенный порядок причин: ибо
не может же случиться что-нибудь такое, чему не пред-
шествовала бы какая-нибудь вызвавшая его причина; а
если существует определенный порядок причин, от которого
происходит все, что происходит, то, говорит он, все, что
происходит, происходит п% определению судьбы. Если же
это так, то в нашей власти нет ничего, и произвола
свободной воли не существует; а если допустим последнее,
говорит он, то вся человеческая жизнь ниспровергается:
напрасно издаются законы, напрасно употребляются пори-
цания, похвалы, укоризны, увещания; нет никакой спра-
ведливости в том, что установлены добрым награды, а
злым — наказания. Чтобы не вышло таких нежелательных,
нелепых и гибельных для человеческой жизни последствий,
он не хочет допускать предведения будущего и ставит
религиозную душу в необходимость выбирать одно из двух:
или некоторую свободу нашей воли, или существование
предведения будущего. Вместе то и другое, по мнению
его, существовать не может. Если допустить одно, другое
уничтожается. Если допустить предведение будущего, унич-
204