Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
случае то, что было уже определено звездами при самом
рождении? Или человек может выбором известного дня
изменить то, что для него уже предопределено, а затем
то, что он предопределил сам для себя избранием извест-
ного дня, уже не может быть изменено никакой другой
властью? *
Затем, если одни только люди, а не все, что существует
под солнцем, подчинены созвездиям, — зачем они выби-
рают известные как бы наиболее благоприятные дни для
посадки виноградных лоз, деревьев и посева нив, а другие,
также как наиболее подходящие, для объезживания живо-
тных, для случки при оплодотворении кобылиц и коров
и т. п.? Если же выбор определенных дней для этих вещей
имеет значение потому, что известное положение звезд в
различные моменты времени господствует над всеми зем-
ными телами, одушевленными ли то, или неодушевлен-
ными, то в таком случае пусть обратят внимание на
бесчисленное количество вещей, которое рождается, возни-
кает, зачинается в один и тот же момент времени, и,
однако, имеет при этом различный исход; их наблюдения
заставят смеяться даже карапуза.
В самом деле, кто будет настолько безумен, что решится
утверждать, будто все деревья, все травы, все животные,
пресмыкающиеся, птицы, рыбы, черви, каждая особь в
отдельности имеют различные моменты рождения? Тем не
менее, известные люди имеют обычай для испытания
искусства математиков представлять на рассмотрение их
созвездия бессловесных животных, тщательно наблюдая
для этой цели за их рождением у себя дома, и предпочи-
тают всем другим тех математиков, которые, рассмотрев
созвездия, скажут, что родилось животное, а не человек.
Последние имеют смелость определять даже качества жи-
вотного и то, для чего оно годно: для шерсти ли, или
для езды, или для плуга, или для охраны дома. Пытаются
они определять и собачьи судьбы и дают упомянутые
ответы при громких восклицаниях со стороны удивленных
слушателей. Так безумствуют люди, полагая, что в то
время, как рождается человек, появление других предметов
приостанавливается так, что вместе с человеком под одной
200