Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
рождается или зачинается. Это влияние некоторые пред-
ставляют независящим от воли Божией, а некоторые
утверждают, что оно именно на ней и основывается.
Те, которые полагают, что звезды определяют помимо
воли Божией, что мы будем делать, какие будем иметь
блага или какие претерпим бедствия, должны внушать
справедливое отвращение всем: не только исповедываю-
щим истинную религию, но и тем, которые желают быть
поклонниками каких бы то ни было, хотя бы и ложных
богов. Ибо к какому иному следствию приводит это
мнение, как не к тому, что не нужно почитать и покло-
няться решительно никакому богу?
Впрочем, наше рассуждение направлено не против таких,
а против тех, которые ради защиты мнимых богов относятся
враждебно к религии христианской. Те же, которые ставят
в зависимость от воли Божией положение звезд, известным
образом определяющих, каким кто будет и что с ним
случится доброго или дурного, те, — если они думают,
что высшей божественной властью звездам предоставлены
такие права, что они определяют упомянутое по своей
доброй воле, — наносят великое оскорбление небу: ибо
по их представлениям выходит, что в своего рода свет-
лейшем небесном сенате и блистательнейшей небесной
курии определяется, что должны совершаться и злодеяния.
Постанови подобное какой-нибудь земной город, он был
бы разрушен по решению рода человеческого. Затем, какое
место оставляется суду Божию о делах человеческих, ко-
торым придается как бы небесная необходимость, в то
время как Господь — Господь и звезд, и людей? Если
же скажут, что звезды, хотя и получают власть от верховного
Бога, определяют упомянутое не по своему произволу, а
при известном сочетании неизбежных условий выполняют
только Его повеления, в таком случае не придется ли и
о самом Боге думать то, что оказалось в высшей степени
недостойным приписывать воле звезд?
Скажут, что звезды скорее обозначают упомянутое, чем
производят его, так что известное положение их есть как
бы своего рода фраза, предсказывающая будущее, но не
решающая его. Действительно, такого мнения держались
7 Зак. 3597
191