Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Можно было бы считать это лишь моим предполо-
жением, если бы он сам в другом месте, говоря о религии,
ясно не сказал, что есть (в религии) много такой правды,
которую народу знать вредно; равно если есть и ложное,
то бывает полезно, чтобы народ смотрел на это иначе:
поэтому-то греки свои таинства и мистерии ограждали
стенами и молчанием. В этом случае о% действительно,
выдал нам тайную мысль якобы мудрецов, которые уп-
равляли государствами и народами. Однако же, подобными
обманами с удивительным лукавством пользуются злые
демоны, которые одинаково держат в своей власти как
обманывающих, так и обманываемых, и от власти этой
не может освободить ничто, кроме благодати Божией через
Господа нашего Иисуса Христа.
Тот же весьма тонкий и ученый автор говорит, что,
по его мнению, только те одни поняли, что такое Бог,
которые представляли его душою, управляющею миром
посредством разума и движения. А поэтому, хотя он еще
и не достиг самой истинйР, ибо Бог — не душа, а Создатель
и Податель душ, однако, если бы мог избавиться от
предрассудков, признал бы и убедился сам, что надлежит
почитать единого Бога, Который движением и разумом
управляет миром; так что у нас с ним осталось относитель-
но этого разногласие только в том, что, по его словам,
Бог — душа, а не Творец душ. Еще он говорит, что
древние римляне чтили богов без кумиров в продолжение
более ста семидесяти лет. "Если бы, — замечает он, —
так было и доселе, то боги почитались бы с большею
чистотой". В подтверждение этого своего мнения он указы-
вает, между прочим, и на народ Иудейский, и в заключение
говорит, что первые, поставив для народа статуи богов,
уничтожили в своих государствах страх и увеличили за-
блуждение; ему казалось, и не без основания, что боги
легко могут быть презираемы вследствие нелепости статуй.
А что он не употребляет выражения: "внесли заблуждение",
но — "увеличили", то этим дает понять, что заблуждение
уже существовало и тогда, когда статуй еще не было.
Кто не поймет из этого, насколько близок был он к
истине, когда говорил, что только те понимали, что такое
186