Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/187"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
вещи порицать как суеверные, то виноваты в них будут
предки, которые ввели и чтили статуи богов; виноват
будет и он сам, который, как бы красноречиво ни старался
вырваться на свободу, считал необходимым почитать их;
„ виноват и в том, что о том, о чем он так красноречиво
рассуждает в приведенном разговоре, не посмеет и заик-
нуться в народном собрании.
Возблагодарим же, христиане, Господа Бога нашего;
возблагодарим не небо и землю, как говорит Бальб, но
Того, Кто сотворил небо и землю. Кто через величайшее
смирение Христа, проповедь апостолов, веру мучеников,
умерших за истину и живущих с истиной, исторг те
суеверия, которые слегка, как бы картавя (balbutiens),
порицает Бальб, не только из благочестивых сердец, но
и из суеверных храмов, пленив их в свое свободное
рабство.
Глава XXXI
А сам Варрон, о котором мы говорили с сожалением,
что он, пусть и не по собственному своему убеждению,
поставил театральные игры в разряд божественных вещей,
— сам Варрон, хотя, будучи человеком благочестивым, во
многих местах своих сочинений и убеждает почитать богов,
не сознается разве, что следует существующей в Римском
государстве религии не по собственному убеждению, когда
решается высказать мысль, что если бы ему пришлось
строить новый город, он заимствовал бы систему богов и
имена их скорее всего из природы? Но живя, по его
словам, среди древнего народа, он считал себя обязанным
держаться принятой предками истории об именах и проз-
вищах богов в том виде, в каком она передала их потомству,
и то, что писал и исследовал, писал и исследовал с той
целью, чтобы народ был расположен скорее почитать этих
богов, чем презирать их. Этими словами он, человек весьма
тонкий, дает достаточно понять, что он не открывает всего
того, что не только для него было бы презренным, но
показалось бы презренным и народу, если бы не было
обойдено молчанием.
185