Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/185"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
предзнаменовании не уступивший Юпитеру места, оказался
испугавшимся царя людей Адриана более, чем царя богов
Юпитера.
Равным образом, когда затем провинции были возвра-
щены обратно, Термин сделал уступку снова почти уже
на нашей памяти. Это было тогда, когда Юлиан, веривший
оракулам богов, издал безрассудный приказ: сжечь корабли,
нагруженные съестными припасами; лишенное их войско,
— когда вслед затем умер и сам он от раны, нанесенной
врагом, — впало в такую нужду, что оттуда не вернулся
бы никто (потому что неприятель отовсюду напирал на
солдат, приведенных в смятение смертью императора),
если бы по мирному трактату не были установлены границы
там, где проходят они и доселе, — установлены, правда,
не с таким уроном, какой допущен был Адрианом, однако
же и не там, где они проходили прежде, а посередине
между этими пунктами. Таким образом, по пустому пред-
знаменованию бог Термин не уступил Юпитеру, а воле
Адриана, даже безрассудству Юлиана и крайности Иовиа-
на — уступил. Благоразумнейшие и серьезнейшие из
римлян понимали это, но были бессильны против обычая
города, преданного демонским обрядам. И сами они, хотя
и сознавали пустоту всего этого, думали, что религиозное
почитание, приличное Богу, нужно воздавать природе ве-
щей, находящейся под властью и управлением единого
истинного Бога; "служили, — как говорит апостол, —
твари вместо Творца, Который благословен во веки" (Рим.
I, 25). Необходима была помощь того истинного Бога,
Который посылает святых и истинно благочестивых мужей,
умирающих за истинную религию, дабы избавить живых
от религии ложной.
Глава XXX
Цицерон, сам будучи авгуром, смеется над авгуриями
и упрекает людей, основывающих свои житейские пред-
приятия на крике ворона или вороны*. Но этот сомне-
* Dc Divination, lib. II, cap. 37.
183