Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
которые ведут высший род жизни, не связаны узами
супружества, довольствуются малым в пище и одежде —
и те, слишком заботясь о своем добром имени и безопас-
ности, боясь коварства и нападок со стороны людей
дурных, воздерживаются от обличений. Хотя они и не
настолько боятся последних, чтобы, уступая каким-либо
их угрозам и непотребствам, и самим поступать подобным
же образом, однако по большей части не хотят порицать
того, чего вместе с ними не делают, хотя своим обличением,
быть может, и исправили бы некоторых. Они боятся,
чтобы в случае неудачи не пострадали их собственное
благосостояние и доброе имя; и боятся этого не потому,
что доброе имя свое и благосостояние считают необ-
ходимыми для пользы людей, требующих научения, а
скорее по той слабости, которая любит ласкающий язык
и человеческий день, страшится суда черни, истязания и
умерщвления плоти, т. е. по причине некоторых уз во-
жделения, а не по обязанностям любви.
Итак, я вижу в этом достаточную причину того, почему
вместе со злыми подвергаются бедствиям и добрые, когда
Богу бывает угодно поразить временными казнями раз-
вращенные нравы. Подвергаются наказаниям вместе не
потому, что совместно вели дурную жизнь, а потому, что
совместно (хотя и неравномерно, но, однако же, совместно)
любили жизнь временную, которую добрые должны были
бы презирать, чтобы дурные, будучи обличены и исправ-
лены, наследовали жизнь вечную (а если бы не захотели
быть в наследовании ее союзниками, пусть бы были
терпимы и любимы как враги: ибо пока живут, всегда
остается надежда, что они изменят свою волю к лучшему).
В этом деле они несут не одинаковую, а гораздо большую
ответственность, чем те, которым сказано через пророка:
"Сей схвачен будет за грех свой, но кровь его взыщу от
руки стража" (Иезек. XXXIII, 6). Для того и установлены
стражи народов, т. е. предстоятели в церквях, чтобы они
не щадили своими обличениями грехов. Но при этом не
чужд вины подобного рода и тот, кто, хотя он и не
предстоятель, но в тех лицах, с которыми связан необ-
ходимыми условиями этой жизни, видит многое, заслужива-
16