Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
так, что едва ли можно сейчас найти человека, который
припомнил бы, по крайней мере, что почиталось имя
Суммана. Если же счастье — не богиня, так как (что
полностью соответствует действительности) оно — дар
Божий, то следует искать того Бога, Который может
даровать его, а вредное множество демонов оставить, ибо
служит ему бессмысленная толпа безумцев, делая себе бо-
гов из даров Божиих, а самого Бога, дары Которого они
собой представляют, оскорбляет упорством гордой воли.
Ведь тот не может избежать несчастья, кто чтит счастье
как богиню и оставляет Бога — Подателя счастья, подобно
тому, как тот не может не испытывать голода, кто лижет
нарисованный на картине хлеб, а не просит его у человека,
имеющего хлеб настоящий.
Глава XXIV
Но желательно послушать их рассуждения. Вероятное
ли, говорят они, дело, что наши предки были до такой
степени неразумны, что не знали: все это дары Божий,
а не боги? Они знали, что всего этого нельзя приписать
никому, кроме как только какому-либо щедродательному
богу; но так как они не могли открыть имен этих богов,
то называли их именами тех вещей, которые, по их
мнению, даются ими, изменяя несколько эти имена в
окончаниях: так, например, от слова bellum (война) они
заимствовали название Belloena, от сипа (колыбель) —
Cunina, от seges (зерновой хлеб) — Segetia, от pomum
(яблоко) — Pomona, от bus (бык) — Bubona; или же без
всякого изменения, совершенно в том виде, как называются
и сами вещи: например, именем Pecunia называется богиня,
дающая деньги (pecunia), именем Virtus — богиня, сооб-
щающая добродетель (virtus), именем Honor —бог, дающий
почет (honor), именем Concordia — богиня, сообщающая
согласие (concordia), именем Victoria — богиня, дающая
победу (victoria). Таким же точно образом, говорят они,
когда Счастье называется богиней, то разумеется не сам
176