Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/175"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава XXIII
Но если их книги и религиозные установления истинны,
и если Счастье действительно богиня, то почему почитается
не она одна, которая может сообщить все; одним словом,
сделать счастливым? Ибо чьи какие бы то ни было желания
не сводятся к тому, чтобы быть счастливым? Почему же
так поздно, после столь многих римских правителей,
построил храм этой богине Лукулл? Почему не воздвиг
ей храма прежде всего сам Ромул, желавший построить
счастливый город? Ему не было нужды молиться о чем-либо
прочим богам, когда при покровительстве этой богини у
него было бы все. Ведь и сам он не сделался бы сперва
царем, а потом, как верят они, богом, если бы не была
милостивою к нему эта богиня. Зачем же установил он
для римлян богов: Януса, Юпитера, Марса, Пика, Фавна,
Тиберина, Геркулеса и многих других? Зачем Тит Таций
присовокупил к этим еще Сатурна, Опу, Солнце, Луну,
Вулкана, Свет и некоторых других, и между прочим —
богиню Клоацину, пренебрегши Счастьем? Почему Нума
прибавил столь многих богов и богинь, но не прибавил
Счастья? Разве что потому, что в такой толпе не смог ее
заметить? Царь Гостилий не ввел бы, конечно, новых
богов, Испуга и Ужаса, если бы знал и чтил эту богиню.
Ибо в присутствии Счастья всякий испуг и ужас не уда-
лялись бы, умилостивленные, а убегали бы, изгоняемые.
Далее, что значит, что Римское государство уже сущес-
твовало долго и достигло обширных пределов, а никто
еще не почитал Счастья? Или потому-то оно и было
скорее обширным, чем счастливым? Ибо каким образом
могло быть истинное счастье там, где не было истинного
благочестия? Истинное же благочестие есть поклонение
истинному Богу, а не почитание стольких же богов, сколько
есть и демонов. Но и вслед затем, когда Счастье принята
была уже в число богов, наступило великое несчастье гра-
жданских войн. Разве, может быть, Счастье справедливо
разобиделась, что она была приглашена так поздно, и то
не для чествования, а скорее для поругания, — так как
вместе с нею почитались и Приап, и Клоацина, и Испуг,
173