Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/174"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Спиниенсиса, чтобы уничтожал он тернии (spinoe) на
полях, ни богиню Рубигу (ржавчину), чтобы она не под-
ходила к полям: присутствие одной богини Счастье не
дозволило бы злу появиться и весьма легко устранило бы
его. Наконец (мы имеем в виду, собственно, двух богинь:
Добродетель и Счастье), если благополучие представляет
собою награду за добродетель, оно уже не богиня, а дар
Божий; если же оно — богиня, то почему нельзя сказать,
что оно сообщает и саму добродетель, поелику иметь
добродетель — великое счастье?
Глава XXII
На каком же основании хвалится Варрон, будто оказал
своим согражданам великое благодеяние тем, что не только
упомянул о богах, коих римляне должны почитать, но
сказал и о том, что касается каждого из этих богов? "Как
совершенно бесполезно, — говорит он, — знать имя и
внешний вид какого-либо врача, но не знать, что такое
врач; так же совершенно бесполезно знать, что есть бог
Эскулап, если тебе неизвестно, что он помогает здоровью,
и если ты не знаешь, таким образом, о чем ему должно
молиться". Эту мысль он подтверждает и другим срав-
нением, говоря, что не только жить хорошо, но и вовсе
жить не может никто, не зная, что такое ремесленник,
хлебопек, штукатур, к кому бы он мог обратиться по
какой-либо надобности, — не зная, кого избрать помощ-
ником, кого руководителем, кого учителем; и прибавляет,
что также точно полезно и знание богов, — знание о
том, какою силой, способностью и властью обладает каждый
бог по отношению ко всякой вещи. "Отсюда, — говорит
он, — мы можем узнать, какого бога и о чем должны
призывать и умолять, и не поступать подобно комедиантам:
не просить у Либера воды, а у Лимф — вина". Дейс-
твительно, великая польза! Кто не поблагодарил бы его,
если бы он учил истине: учил людей почитать единого
истинного Бога, от Которого исходят все блага?
172