Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
рожденный не мог почитать богиню Счастье, чтобы, уми-
лостивленная им, она даровала ему остроумие; но она
могла содействовать его родителям, своим поклонникам,
чтобы сыновья их рождались остроумными. Какая была
нужда роженицам призывать Люцину, когда при наличии
Счастья они могли рожать не только благополучно, но и
хороших младенцев? Зачем нужно было поручать рожда-
ющихся богине One, кричащих — богу Ватикану, лежащих
в колыбели — богине Кунине, грудных — богине Румине,
стоящих — богу Статилину, приходящих — богине Адеоне,
уходящих — Абеоне; богине Менте, чтобы они имели
добрый ум; богу Волюмну и богине Волюмне, чтобы
желали доброго; брачным богам, чтобы счастливы были в
супружестве; полевым богам, в особенности же самой
Фруктезее, чтобы собирали обильнейшие плоды; Марсу и
Беллоне, чтобы счастливо воевали; богине Виктории, чтобы
оставались победителями; богу Гонору, чтобы были в чести;
богине Пекунии, чтобы были при деньгах; богу Эскулану
и его сыну Аргентину, чтобы имели медные и серебряные
деньги? Эскулан потому и назван отцом Аргентина, что
в обращении сперва явилась медная монета, а затем —
серебряная. Удивляюсь только, что Аргентин не родил
Аурина, потому что за серебряной монетой явилась золотая.
Если бы имели они этого бога, они предпочли бы его и
отцу Аргентину, и деду Эскулану, подобно тому, как
Юпитера предпочли Сатурну.
Итак, какая была нужда ради этих, духовных ли то,
или телесных внешних благ почитать и призывать такую
тьму богов (которых я не всех и припомню, да и сами
они не могли указать особых и специальных для всех
человеческих благ, подразделяя их на виды и рассматривая
отдельно), когда все это легче и короче могла бы сообщить
одна богиня Счастье; так что в другом каком-нибудь боге
не было надобности не только для получения добра, но
и для устранения зла? Зачем, в самом деле, нужно было
призывать для усталых богиню Фессонию, для изгнания
неприятелей богиню Пеллонию, для больных врача Апол-
лона или Эскулапа, или, в случае большой опасности,
обоих вместе? Не было бы надобности умолять ни бога
171