Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
которых боится наша слабость. Таким образом, хотя добрым
и не нравится жизнь злых, и они не подвергнутся с
последними тому осуждению, которое тем уготовано после
этой жизни, однако, так как они щадят достойные осуж-
дения грехи их, хотя за свои, даже легкие и извинительные,
боятся, то по справедливости подвергаются вместе с ними
и временным наказаниям, хотя в вечности наказаны не
будут. Терпя вместе с ними божественные наказания, они
по справедливости вкушают горечь этой жизни, так как,
любя сладость ее, не захотели сделать ее горькой для
упомянутых грешников.
Конечно, если кто воздерживается от обличения и
обуздания поступающих дурно или потому, что ищет более
удобного для этого времени, или потому, что боится за
них же самих, чтобы они не сделались от этого еще хуже
или чтобы не воспрепятствовали научить доброй и спра-
ведливой жизни других, более слабых, не оказали на них
дурного влияния и не отвратили от веры, то в этом
обнаруживается не жадность, а мудрое правило любви.
Грешно, когда ведущие жизнь добрую и отвращающиеся
от дел людей дурных, снисходительно относятся к чужим
грехам, от которых должны были бы отучать или которые
должны были бы обличать, — относятся снисходительно
потому, что боятся оскорблений со стороны дурных людей,
боятся вреда в тех вещах, которыми они сами, как добрые
и невинные, пользуются дозволительным образом, но с
большей жадностью, чем следовало бы это тем, которые
странствуют в этом мире, уповая при этом на горнее
отечество.
Действительно, не одни только слабейшие, ведущие
супружескую жизнь, имеющие или желающие иметь детей,
владеющие домами и хозяйствами (к таким апостол обра-
щает речь свою в церквях, когда учит и убеждает, как
должны жить жены с мужьями, мужья с женами, дети с
родителями, родители с детьми, слуги с господами и
господа со слугами) приобретают с охотой и теряют с
огорчением многое временное и земное, а потому и не
решаются оскорблять людей, чья развратная и полная
злодеяний жизнь возбуждает у них отвращение; но и те,
15